Энциклопедия советского кино 

 

Значительное явление в искусстве социалистического реализма-кинофильм «Коммунист» режиссера Юлия Райзмана. Образ положительного героя, рядового коммуниста Губанова составляет главную идейную и художественную ценность этой картины. Поначалу сценарий фильма назывался «Кладовщик». Автор хотел подчеркнуть, что должность у героя самая заурядная и, казалось бы, нет в ней даже намека на поэзию и романтику, на возможность подвига. И хотя в дальнейшем фильм получил иное название, замысел его не изменился; это рассказ о самом обыкновенном коммунисте, суть характера которого составляет готовность к подвигу. Художественной логикой своего фильма авторы убеждают зрителя в том, что жизнь таких людей, как Губанов-подвижничество, и оно тем более героично, что совершается каждодневно, незаметно. Творческое кредо двух талантливых художников-сценариста Габриловича и режиссера Райзмана, ранее создавших вместе четыре картины, так сформулировано Райзманом в самом начале съемок «Коммуниста»: «Как и все фильмы, над которыми мы работали вместе с Габриловичем, картина строится на раскрытии личных судеб людей. Именно она должна выразить и характер эпохи и основные движущие силы того времени». Показать эпоху через судьбу человека, избегая при этом камерного решения, идти от частного к общему-таков был замысел картины. Габрилович и Райзман-давнишние и последовательные приверженцы актерского кинематографа. Общепризнано умение Райзмана добиваться замечательных актерских результатов даже с дебютантами. Исполнитель роли Губанова Урбанский тогда только что закончил школу-студию МХАТ. Не очень часто встречается в кино столь счастливое соответствие роли внешним, а главное, внутренним данным актера. Наверно, внешне Губанов мог быть и иным. И все-таки хорошо, что на экране он такой плечистый, рослый, сильный, густоволосый, с открытым взглядом и белозубой, по-детски доверчивой и обаятельной улыбкой. А вот внутренне Губанов может быть только таким, каким изображает его Урбанский: духовно стойким, страстным и цельным человеком, у которого темперамент борца сочетается со скромностью и простотой. «В фильме был поставлен очень важный вопрос: каким должен быть коммунист»-писал Урбанский. И в другой раз: «Мне хотелось, чтобы мой Губанов каждого зрителя заставил всю свою жизнь проверить по высокому счету, задуматься над тем, что он сделал и делает для победы коммунизма, задуматься над своими повседневными делами». Актер утверждает характер своего героя-человека рядового, но героического, простого, но не будничного. Это тип настоящего коммуниста, которому до всего есть дело. Такая трактовка образа Губанова привела к тому, что фильм «Коммунист» рассказал о рядовом великой партии коммунистов, о рядовом революции. Таким образом авторам «Коммуниста» удалось решить одну из самых сложных проблем искусства-проблему положительного героя. Яркий образ Губанова вызвал горячее одобрение советских зрителей. В многочисленных письмах они отмечали, что жизнь, борьба и труд Губанова-замечательный, достойный подражания пример для нашего поколения. Отображая исторически-конкретную эпоху, авторы фильма старались показать не взлеты истории, а ее будни, они раскрывали не конкретные события, а дух времени, атмосферу 20-х годов. Сам по себе такой принцип интересен и возможен. Однако в фильме «Коммунист» революционная эпоха освещена несколько односторонне, показана только как время необычайных трудностей, жестокой борьбы, требующей жертв и лишений. Мы видим рваные одежды, тесные и темные интерьеры; весь фильм снят в серовато-коричневой гамме, ни разу в нем не проглянуло солнце; музыка тревожна и драматична. Да и сам Губанов показан как герой-одиночка, образы его единомышленников недостаточно выразительны, слабо индивидуализированы. Не совсем удачно показан в фильме и образ Ленина, хотя исполнитель его роли-артист Смирнов, убедительно сыгравший роль Владимира Ильича на сцене Художественного театра в пьесах Погодина «Кремлевские куранты» и «Третья патетическая». Причина неудачи образа в фильме крылась, по-видимому, не в актере, а в неясности и неопределенности назначения образа в общей композиции произведения. В сценарии взаимоотношения Ленина и Губанова были подчинены основному замыслу фильма: герой-рядовой коммунист, настолько рядовой, что даже Ленин, лично встречавшийся с Губановым, Ленин, с его удивительной памятью, не может припомнить его, когда ему по телефону докладывают о его смерти. Фильм «Коммунист» знаменателен подлинно партийным и высоко художественным решением столь важной в нашем искусстве проблемы положительного героя, он утверждает идеал героя нашего времени, тип человека социалистической эпохи.
В большой группе историко-революционных фильмов значительную часть составляют картины, поставленные на республиканских киностудиях. В 1957 году на Литовской киностудии режиссером Разумным был поставлен фильм «Игнатос вернулся домой» по мотивам романа Гудайтиса-Гузявичуса «Правда кузнеца Игнатоса». Он повествует об ожесточенных классовых битвах в Вильнюсе той поры, когда создавались первые Советы депутатов трудящихся. Драматический накал событий, четкое сюжетное построение обеспечили фильму успех у зрителя. О революции в Таджикистане рассказывает фильм «Дохунда» (1957), созданный на Таджикской киностудии режиссером Кимягаровым по одноименному роману Айни. Образ бедняка Егдора, процесс его прихода в революцию-самое интересное в фильме. Характерно, что во многих картинах национальных студий главным действующим лицом является женщина. И это не случайно; женщина в бывших национальных окраинах царской России была наиболее угнетаема, и на ее судьбе особенно заметно то новое, прогрессивное, что принес народу Октябрь.
Так, картина «Ботагоз» по одноименному роману Муканова, созданная в 1957 году на Алма-Атинской студии, повествует о судьбе казахской девушки, избравшей путь революционной борьбы. Острым драматическим событиям периода становления Советской власти в Узбекистане, первым победам культурной революции в этой республике посвящена картина «По путевке Ленина» (1957) режиссера Латифа Файзиева. В ней показана судьба узбекской женщины, первой сбросившей с себя паранджу. Ряд картин представляет собой попытки рассказать не об отдельных эпизодах революционной борьбы, а об исторической эпохе в целом: о революции, становлении Советской власти, завоеваниях социализма, о победе над немецким фашизмом и о наших днях. Как правило, это фильмы-романы, в которых личные судьбы раскрываются на фоне больших общественных событий. По такому принципу построен, например, латышский кинофильм «К новому берегу»-экранизация одноименного романа Вилиса Лациса. К сожалению, в целом ряде фильмов-романов обилие действующих лиц, перенасыщенность событиями неизбежно приводят к поверхностному изображению революционного прошлого и человеческих характеров («Дочь степей», «Человек меняет кожу»). Появились на экране и такие картины, в которых революционные события использовались для создания развлекательных произведений приключенческого, а нередко и авантюрного жанра («Ласточка» Киевской киностудии имени Довженко, «Особое поручение» Ашхабадской киностудии).
Пожалуй, наиболее удачными из историко-революционных фильмов республиканских киностудий в рассматриваемый период оказались биографические кинокартины, рассказывающие о жизни и борьбе выдающихся революционеров прошлого. Так, например, картина «Лично известен», поставленная в 1957 году на студии «Арменфильм» режиссером Кеворковым, воссоздает героические страницы жизни революционера Камо (Тер-Петросяна). В фильме убедительно показана смелость, отвага, выдержка, исключительная сила воли этого полулегендарного человека, отдавшего жизнь беззаветному служению делу революции. Латышский фильм режиссера Арманда «За лебединой стаей облаков», посвященный Яну Фабрициусу (он выведен под именем Мартина)-драматическое, эмоциональное произведение. В нем хорошо передана эпоха, раскрыты цели революционной борьбы. Удались национальные характеры. На I Всесоюзном кинофестивале в Москве (1958) картине была присуждена третья премия, а сценарию фильма-вторая. В 50-е годы экранизации произведений классической литературы заняли значительное место в продукции киностудий страны.
Зрители увидели на экране произведения Пушкина, Лермонтова, Герцена, Тургенева, Островского, Достоевского, Салтыкова-Щедрина, Чехова, Короленко, Куприна, Толстого, Горького, Шевченко, Ивана Франко, Коцюбинского, Чавчавадзе, Ширван-заде, а также творения зарубежных писателей-Шекспира, Сервантеса, Джека Лондона, Войнич. Был поставлен целый ряд фильмов по мотивам произведений русского, грузинского, казахского, финского фольклора. Большинство экранизаций оказались очень далеки от первоисточника. К ним следует отнести киноинсценировки «Двенадцатой ночи» Шекспира, «Талантов и поклонников» Островского, «Мексиканца» Джека Лондона, «Белого пуделя» Куприна, «Муму» Тургенева, «Слепого музыканта» Короленко. Большие потери понесли на экране «Сорока-воровка» Герцена, «Капитанская дочка» Пушкина, «Мать», «Челкаш» и «Мальва» Горького, «Во власти золота» Мамина-Сибиряка. Далеким, более того, чуждым стилистике Чехова оказался фильм «Анна на шее». Всего лишь фабулу да название литературных первоисточников унаследовали фильмы «Дом с мезонином» по Чехову, «Княжна Мэри» по Лермонтову, «Накануне» по роману Тургенева.
Неудачные экранизации дали вновь повод для многочисленных выступлений в печати, в которых высказывалось сомнение в «творческой целесообразности» экранизаций вообще. Вновь приводилось высказывание Льва Толстого о том, что нельзя вынимать из настоящего художественного произведения один стих, одну сцену, одну фигуру, один такт, не нарушив значения всего произведения. Вновь вспоминалось известное высказывание Федора Достоевского о том, что эпическая форма никогда не найдет себе соответствия в драматической и что для разных видов искусства существуют и соответственные им формы поэтических мыслей. Некоторые критики вообще приходили к выводу о нецелесообразности экранизации. Подобные выводы, конечно, были поспешными. За небольшую историю кинематографа было много интересных, талантливых экранизаций, которые со всей очевидностью свидетельствуют: беспочвенны не сами по себе экранизации, а формальное их выполнение, следование не духу произведения, а букве. При экранизации классической литературы крайне важно быть не только верным литературной основе, но в то же время уметь по-современному прочесть это произведение, найти соответствующие кинематографические средства его выражения. Для рассматриваемого периода характерным является особенно пристальное внимание ко второй задаче-быть современным. С этой точки зрения наибольший интерес представляют «Попрыгунья», «Дон-Кихот», «Отелло», а из фильмов республиканских киностудий-«Весенние заморозки» и «Матрос Чижик». Чеховская любовь к человеку, ненависть к мещанству, ко лжи и насилию-все это очень близко нашему современнику.
В последние годы мастера кинематографа настойчиво обращаются к творчеству Чехова. В 1954-55 годах в связи с 50-летием со дня смерти писателя на экраны вышло сразу несколько фильмов по его произведениям: «Налим», «Беззаконие», «Анна на шее», «Переполох», «Шведская спичка», «Попрыгунья», а в последующие Годы-«Невеста», «Сапоги», «Дом с мезонином», «Враги», «Анюта», «Произведение искусства», «Три сестры». Наиболее интересной среди этих экранизаций оказалась «Шведская спичка» (1954). Режиссер-комедиограф Константин Юдин сумел найти нужную стилистику для показа на экране пародии молодого Чехова на детектив. Актеры создали острогротесковые образы провинциальных жителей и чиновников. Фильм проникнут чеховским неприятием мерзостей и нелепиц российской действительности. Чеховское осуждение пошлости и обывательщины, попирающей человеческое достоинство, удалось также пережить в фильме «Переполох» (1955) режиссерам Ордынскому и Сегелю. Но настоящие крупные победы одержало искусство при экранизации таких произведений Чехова, как «Попрыгунья» и «Дама с собачкой». Обе картины пользовались большим успехом в нашей стране и за рубежом. Они получили ряд международных премий. «Попрыгунья» на XVI Венецианском кинофестивале (1955)-первую премию «Серебряного льва», а также премию итальянских журналистов «Позинетти» за лучший иностранный фильм, показанный на фестивале. «Дама с собачкой»-на XIII Каннском фестивале (1960) была удостоена премии «За высокий гуманизм и превосходное художественное качество».

1 2 3 4 5 6 7 8

 

        Мацнев Р.А., содержание, дизайн, оформление, верстка, разработка сайта, 2011-2017 гг.