Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители  Неуловимые мстители


Неуловимые мстители

Неуловимые мстители

1966, 78 мин., «Мосфильм»
Режиссер и сценарист Эдмонд Кеосаян, сценарист Сергей Ермолинский, композитор Борис Мокроусов
В ролях Виктор Косых, Валентина Курдюкова, Михаил Метелкин, Василий Васильев, Ефим Копелян, Владимир Трещалов, Борис Сичкин, Инна Чурикова, Владимир Белокуров, Надежда Федосова, Иван Савкин, Геннадий Юхтин, Савелий Крамаров

По повести Павла Бляхина «Красные дьяволята». Авторы, несколько изменив сюжетную канву и героев повести, наводивших ужас на бандитов, которые бесчинствовали на юге Украины в 1923 году, а также используя все самое новое в области кинематографа, сделали по существу первый отечественный вестерн с героями-подростками…
Следующие фильмы трилогии «Новые приключения неуловимых» (1968) и «Корона Российской империи, или снова неуловимые» (1971)…
Из журнала «Искусство кино». В багровом вареве возникли четыре всадника-и начались новые приключения «красных дьяволят». Не будем сравнивать их со старыми-с фильмом И. Перестиани «Красные дьяволята», родившимся в 1923 году и до сих пор не сходящим с экранов. Не будем соотносить новый фильм и с известной повестью П. Бляхина, по мотивам которой он сделан. Литературный первоисточник переосмыслен очень вольно, однако, я думаю, надо признать за авторами ленты право на эту вольность. Здесь не было произвольной игры фантазии. И режиссер Э. Кеосаян и драматург С. Ермолинский знали, что хотели, давая вторую экранную жизнь старой повести, про которую, пожалуй, мало кто мог подумать, что она представляет интерес для современного кинематографа. Но прежде чем говорить о фильме, необходимо одно отступление. Мы давно и бесплодно сетуем: юные зрители часто отворачиваются от картин, которые предлагают им наши студии, и валом валят на «Великолепную семерку» или, скажем, на «Подвиги Геракла». Мы дружно ругаем прокат за пристрастие к этим боевикам, за коммерческий подход к делу-как же так, дескать, воспитываем подрастающее поколение на такой малосодержательной, заведомо второсортной кинопродукции. Однако у критики своя задача-анализировать явления искусства, а у проката своя-привлекать зрителей на фильм, выполнять план. Конечно, не все, что появляется в прокате, отвечает высоким требованиям критики, и «Великолепная семерка»-не явление в искусстве, но яркости, зрелищности, напряженности интриги, динамичности действия у картины не отнимешь. А для начинающего зрителя какой же может быть без этого кинематограф. Нашим фильмам, адресованным юношеству, пожалуй, более всего не хватает сейчас занимательности: куда уж деться-детективы ухитряются делать так, что тянет уйти с середины сеанса. Фильмов, хотя бы только претендующих на эту самую занимательность, чрезвычайно мало, а для того, чтобы перечесть удачи, многовато будет пальцев одной руки. А вакуум должен, обязан быть заполнен-вот и гастролирует «Великолепная семерка». И жаловаться здесь не на кого-сами виноваты. Никакими разговорами и призывами делу не поможешь. Клин, как известно, вышибают клином. И именно в этом смысле важность, своевременность опыта, предпринятого С. Ермолинским и Э. Кеосаяном, по-моему, безусловна. Фильм называется «Неуловимые мстители», и уже в одном этом названии-обещание таинственности, приключений, подвигов. И сразу-погоня, перестрелка-обещанное начинает сбываться. С первых же секунд юные герои в действии-напряженном, упругом. Самозабвенно скачут ребята на конях, настигая противников, упражняются в приемах борьбы, устраивают ночью на кладбище представление с поднимающимися из могил гробами, и, до смерти перепугав бандитов, отбирают у них награбленный скот. Приглашенные на роли юных разведчиков начинающие «актеры», кажется, очень хорошо поняли, что от них требуется. Они точно «попали» в заданный режиссером истинно приключенческий ритм, оставаясь при этом естественными и непринужденными. Про них трудно сказать-«создают образы», просто на ваших глазах ребята играют в войну, кажется, больше думая не о том, чтобы увлечь зрителей, а о том, чтобы самим себе доставить удовольствие. В ходе этой игры вырисовываются характеры, индивидуальности. Огневой, темпераментный Яшка-цыган, для которого, кажется, секунду постоять на месте-мука мученическая и который в любой, самой опасной передряге чувствует себя как рыба в воде. Рассудительный, спокойный Валерка-гимназист-этот, пожалуй, сам опасности искать не будет, однако, встретившись с ней, проявит себя не хуже смелого и ловкого Яшки-цыгана. Вроде бы неприметная, но отважная Ксанка, внушающая к себе уважение товарищей по борьбе. И Даныса, самый зрелый, самый мужественный из всех, добровольно принявший на себя руководство отрядом юных, ответственность за их судьбы. Любопытная деталь: когда действие устремляется вперед, подгоняемое погонями и выстрелами, когда в мелькании кадров, в молниеносной смене планов, казалось, могли бы эатеряться герои-ребята на экране, как и их сверстники в зале, чувствуют себя наилучшим образом. Когда же действие замедляется или останавливается вовсе и на экране-течение обычной жизни, приземленный быт, герои вдруг становятся неестественными, скованными, чувствуют себя явно неуютно. Так мстит за себя нарушение избранной стилистики, измена жанру. Такие затяжки действия, остановки живого ритма фильма возникают где-то в середине ленты. Сбивается темп, теряется счастливо найденное сочетание иронии и серьезности, игры и реальности. Возникают сцены тяжеловесные, скучные, ибо для «всамделишной» психологической драмы ни в сценарии, ни в режиссерском замысле нет никакой опоры. После таких обидных «перебивок» трудно вновь ввести фильм в нужное русло, вновь настроить зрителя на прежнюю волну-для этого от режиссера требуются немалые усилия. Если уж зашла речь о недостатках, нельзя не заметить «цитатности» некоторых кадров. То есть в принципе я не вижу дурного в том, что в «Неуловимых мстителях» использованы какие-то приемы и трюки из западных вестернов, но здесь необходимы мера и вкус. Когда они изменяют постановщику, в фильме происходят досадные смещения, и юные разведчики гражданской войны вдруг оказываются похожими на ковбоев «дикого запада». Фильму недостает явственной, более точной атмосферы времени. Все сказанное не столько умаляет смысл работы создателей картины, выигравших в главном, сколько говорит о том, как отзывается сегодня долгое пренебрежение приключенческим жанром. И многие традиции утрачены, и добровольно оставлены завоеванные когда-то рубежи. Так что художникам, которые сегодня хотят возвратить жанру его законные права, приходится чуть ли не заново открывать когда-то уже открытое. В «Неуловимых мстителях» есть эпизоды, ради которых, я уверен, мальчишки будут выстаивать длинные очереди за билетами. Скажем, эпизод осады трактира «красными дьяволятами». Ксанку схватили, ее нужно освободить. Но как? Бандиты заставили девочку прислуживать в трактире, а трактир, понятно, набит битком. Однако ребята проникают туда, спаивают без того уже сильно подгулявших вояк и берут их в плен. Вроде и видели мы на экране такие вот рукопашные драки с выстрелами, и предложенные трюки, кажется, не новы. Скажем, случайно оказавшийся здесь куплетист Буба Касторский использует свою гитару в качестве палицы, сокрушая ею бандитов; «дьяволята» открывают крышку погреба, и туда с грохотом проваливаются их противники. Развеселившиеся посетители трактира открывают отчаянную пальбу по бутылкам. Конечно же, это просто-напросто бородатые трюки-так почему же все это смешно, почему нравится, притягивает? Выстрелы, гвалт, неразбериха, но как организовано режиссером все это! Как плотно и точно, словно шуруп к резьбе, «притирается» один трюк к другому, и какой точно рассчитанный эффект рождается этим случайным вроде бы соприкосновением. И, заметьте-в кадре столпотворение вавилонское, а при этом ничего лишнего, случайного, «не играющего». Или другой эпизод, когда «дьяволята» уводят поезд из-под носа у бандитов. Очень эффектно снят оператором Ф. Добронравовым проезд через пылающий мост. И кто сказал, что нужно стесняться, что ли, таких эффектов? Не надо! Мы так преуспели в сдержанности и строгости, что даже некоторый перебор в зрелищности, яркости, право, не повредит. Только бы не остались «Неуловимые мстители» в своем роде единственными. Появившись на свет, они уже не умозрительно, а самим фактом своего существования убедительно доказывают, как нужны нам такие фильмы. А какой материал для них даст история нашей страны, сколько эпизодов, случаев, событий, скажем, гражданской войны или Отечественной буквально просятся в приключенческий фильм! Несметное богатство под руками. Надо учиться овладевать им.