Энциклопедия советского кино 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь 
Панцирь

 

Панцирь

Панцирь

1990, 86 мин., «Ленфильм»
Режиссер и сценарист Игорь Алимпиев, сценарист Петр Кожевников, композиторы Алан Хованес и Владимир Рекшан
В ролях Петр Кожевников, Александр Спорыхин, Анна Перминова, Виктор Семеновский, Ольга Яковлева, Сергей Эрденко, Ольга Самошина, Юрий Стоянов, Владимир Ермилов, Анатолий Семенов, Анатолий Петров, Сергей Добротворский

Ангелы наблюдают за тысячами людей и способны не только видеть, но воспринимать потаенные мысли и чувства. Сон и явь под их взором неразличимы. Сон влечет тем, что в нем можно летать; это, впрочем, обман сон сковывает тело, берет в плен неподвижности. Наяву же можно только имитировать полет, можно танцевать, можно танцевать без одежд, можно даже танцевать на крыше, но все равно никуда не деться от ощущения тяжести в ногах. Пожалуй, легче всего летать в наркотической отключке, но потом это перестает помогать, даже если открыть газ. Мотив неба и полета задается прологом пролет Пассажа под высоким стеклянным потолком, уходящим в небо, но одновременно отгораживающим от него, ограничивающим пространство, не дающим взлететь. Камера еще устремлена вверх, а страшный человеческий крик уже возвращает нас на землю, на холодную твердь магазинного зала, где добивают лежачего. Страшный сон. Сон, смерть и конец-постоянный мотив и метафизический слой фильма. После смерти отца, случившейся в Санин день рождения, он долго бродит по кладбищу, и камера подробно проходит ячейки с вмурованными урнами и табличками с именами-не святилище, не «вечный покой», а казенный заинвентаризованный арсенал смерти. В одном из эпизодов звучит обрывок песни «this is the end»-«это конец». Мир дольний и мир горний-под оком ангелов; но есть третий мир, куда оно не достигает, куда резко осела наша жизнь-преисподняя подвалы с бомжами, подземные переходы с нищими, жерло подземки, заглатывающей людские толпы; тут уж точно богом оставленные места. Пришел конец и той компании, к которой, как Олег к своей кушетке, прикован Саня. Она тоже часть подземелья, хотя уже в метафорическом смысле, как явление катакомбной молодежной культуры. Музыкальная компания потихоньку преображается в мафиозную шайку, и новые законы определились здесь…

 

        Мацнев Р.А., содержание, дизайн, оформление, верстка, разработка сайта, 2011-2017 гг.