Энциклопедия советского кино 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната 
Цвет граната

 

Цвет граната

Цвет граната

1968, 74 мин., «Арменфильм»
Режиссер и сценарист Сергей Параджанов, композитор Тигран Мансурян
В ролях Вилен Галустян, Софико Чиаурели, Мелкон Алекян, Георгий Гегечкори, Оганес Минасян, Спартак Багашвили, Медея Джапаридзе

В фильме, состоящем из нескольких миниатюр, сделана попытка показать духовный мир средневекового армянского поэта Саят-Новы (1712-1795), писавшего на армянском, грузинском и азербайджанском языках, историю его любви, отношение поэта к религии, светской власти, народу. Картина была посвящена великому персидскому поэту Саят-Нова и состоит из фрагментов-притч, повествующих о различных жизненных состояниях творца, для которого каждая деталь повседневности превращалась в неразгаданный символ, арабеску вечного круговорота вещей. Одна из этих арабесок, указывает нам, что жизнь потворствует смерти, другая-что радость проникается скорбью, третья-что наслаждение обретается путем страдания. Однако все они тут же застывают немыми знаками, которые могут лишь зафиксировать произошедшее смешение или метаморфозу, но не снимают со случившегося покрова тайны. Немота знаков прекращается только тогда, когда арабески складываются в общую картину, любая деталь которой незаменима-также как необратимо любое подлинное событие нашей жизни. Смысл жизни заключен в тайне, тайне, хранимой каждой арабеской, но открываемой лишь всеми ими сообща. Расположить в каком-то порядке символы, сопрягающие вечное и преходящее-значит произвести таинство определения человеческой судьбы, которое сродни священнодействию демиурга. Однако тайна тайн-это жизнь самого творца, чьи мистификации начинают вызывать веру лишь в том случае, если окажутся способными изменить реальность-после чего сама реальность может явиться, в конечном счете, лишь грандиозной мистификацией. В этом смысле фильм «Цвет граната» безусловно автобиографичен, как автобиографичен любой рассказ творца о творце…

 

        Мацнев Р.А., содержание, дизайн, оформление, верстка, разработка сайта, 2011-2017 гг.