Если вы считаете сайт интересным, можете отблагодарить автора за его создание и поддержку на протяжении 13 лет.

 


Совершеннолетие

1935, 73 мин., «Белгоскино»
Режиссер Борис Шрейбер, сценарист Иоган Зельцер, композитор Сергей Митин
В ролях Ефим Альтус, Ольга Беюл, Антонина Брянцева, Раиса Есипова, Исай Зонне, Павел Кадочников, Леонид Макарьев, Сергей Поначевный, Юрий Толубеев, Лев Шостак

1918 год. Красноармейцы отступают из города под натиском немецких оккупантов. На вокзале матрос Андрей прощается со своей девушкой Таней. Немцы занимают город. К жене Суре и сыну Моте после годичного отсутствия возвращается рабочий Гедалий. Мотя и его любимая девушка Катя как члены подпольной большевистской организации распространяют листовки с призывом препятствовать вывозу немцами 200 вагонов продовольствия. В молодежную группу подпольщиков входят также Таня, Михась и Петр. Отца, ведущего обывательский образ жизни, посещающего с женой синагогу, Мотя считает старорежимником. Руководитель подполья Дикий передаст через связного-слепого уличного певца-задание рабочим-железнодорожникам бастовать. Но немцы подавляют забастовку, а хлеб грузят солдаты. На явку приходит связной-матрос Андрей-с известием о наступлении Красной Армии. Дикий передает новое задание-взорвать мост, чтобы не пропустить груз. Катя, испугавшись опасности, убегает. Хозяин завода, где работает Гедалий, Яворский, доверяя ему, поскольку Гедалий бежал из «Совдепии», просит сообщить, если на заводе появится Дикий. На встрече в лесу Михась сообщает Кате, что товарищи решили ее отпустить. Обрадованная, Катя бежит по лесу и оказывается в месте расположения немецких военных складов. Ее арестовывают. Страшась пыток, она пытается покончить с собой. Андрей отправляет Мотю с запиской к Дикому. На условленной скамейке бульвара Мотя с изумлением обнаруживает отца. Солдат Ганс Мюллер приносит Моте предсмертную записку Кати. В отчаянии тот убегает. Гедалий выясняет у Мюллера, что Катя жива, сообщает об этом сыну и поручает ему доставку динамита. Андрей, Таня и Мотя взрывают мост. Немцы отступают. Приходит Красная Армия. В роскошном кабинете Яворского, где теперь городской Совет, Гедалий сообщает арестованному хозяину, что Дикий-он. Здесь происходит радостная встреча Гедалия-Дикого с членами молодежной подпольной группы и женой…
1918 год. Оккупированная немцами Белоруссия. После годичного отсутствия мастер-литейщик Гедали возвращается к жене Суре и сыну Моте и устраивается на завод. Сын Гедалия Мотя входит в молодежную группу коммунистов-подпольщиков, и считает отца «старорежимником», ведущим обывательский образ жизни. Безразличный к политике, зато регулярно посещающий синагогу, беглец из Совдепии и хороший работник, Гедалий пользуется доверием у хозяина завода, и он поручает Гедалию узнать о коммунистах на заводе, и выяснить кто же такой Дикий-неуловимый руководитель подполья. Руководитель подполья Дикий через связного матроса Андрея дает группе задание-взорвать железнодорожный мост, чтобы препятствовать вывозу немцами продовольствия. Девушку Моти Катю группа не берет на задание, но ее, случайно оказавшуюся в расположении немцев, арестовывают, страшась пыток она собирается покончить с собой. Андрей отправляет Мотю с запиской к Дикому, чтобы получить у него динамит. На условленной скамейке бульвара Мотя с изумлением обнаруживает отца. Группа взрывает мост. Катю спасает немецкий солдат коммунист Ганс Мюллер. Немцы бегут от наступающей Красной Армии. Председатель горсовата Гедалий объявляет своему бывшему хозяину Яворскому, что он нашел Дикого…
Фильм снят студией «Белгоскино», находившейся тогда в Ленинграде. Первый сценарий И. Зельцера. Фильм является дебютной работой в кино для актеров Юрия Толубеева и Павла Кадочникова. Сегодня это произведение трудно смотреть без улыбки, настолько оно наивно по содержанию и примитивно по кинематографической разработке. Картина «Совершеннолетие» по своему материалу являлась как бы логическим продолжением фильма «Первый взвод». В центре ее один из эпизодов борьбы белорусского народа против немецких оккупантов в 1918 году. Но беда в том, что авторы картины не сумели художественно осмыслить эти конкретные события так, чтобы они воспринимались как обобщенная, широкая картина народной борьбы. Картина представляла собой как бы прямую кальку с историко-революционных лент двадцатых годов, только снятую в звуковой версии…Надо сказать, что при всех скидках на молодость белорусской кинематографии, в пересказе сюжета трудно удержаться от иронии, ибо он представляет собой просто конденсат штампов и стереотипов духоподъемных лент о неуловимых и бесстрашных коммунистах-подпольщиках, снимавшихся добрый десяток лет назад главным образом на студиях Киева и Одессы и давно уже ставших достоянием истории.